Завершение Хитаги

004

Единственными затратами на проезд была лишь оплата билета автобуса до аэропорта — её, конечно, нельзя не учесть, но я это я, и у меня есть карта премиум пасс, по которой можно купить авиабилеты по всей Японии.
Картой премиум пасс, если точнее, премиум пасс 300 по предварительной оплате в три миллиона йен в течение года, с октября по сентябрь, можно свободно взять до трёх сотен билетов на любые места и любой маршрут внутри страны, ну, если объяснить попроще, то это такая экстравагантная книжка с отрывными билетами.
Перелёт с Хоккайдо до Окинавы в конечном счёте занял около десяти тысяч йен, так что карта довольно удобна — с Хоккайдо на Окинаву прямых рейсов нет, потому с двумя пересадками я использовал именно карту.
Вообще, есть вопрос, как истратить триста билетов за лишь триста шестьдесят пять дней в году? Кто-то действительно может жить в каждодневных перелётах? Даже такой странник, как я, не в состоянии использовать эту карту до конца.
Потому, как и рассчитывается, за один перелёт десяти тысяч не истратить, тем не менее даже если я использую только сто билетов, то более чем достаточно возмещу свои убытки и без жалоб, даже с удовольствием куплю новую карту.
Я как человек любящий делать покупки люблю покупать всякие эффектные, дорогие и интересные безделушки, поэтому премиум пасс, удовлетворяющий всем, думаю, был хорошей покупкой.
Кстати, таких карт всего три сотни.
Человек моих взглядов не может не прийти в восторг от того, что, возможно, стоят после двухсот девяносто девяти людей, однако большая часть эти двухсот девяносто девяти людей — престижные клерки, которые глубоко презирают таких мошенников, как я, так что если глубоко задуматься, ничего в этом такого нет. Сомнительное дело.
В любом случае я не того социального статуса, чтобы размахивать кредиткой направо-налево, и сейчас денег у меня не слишком много (в конце года хорошо потратился, а в новогодние праздники банкоматы не работают), благодаря этой карте даже с предварительным заказом не возникнет сложностей с перелётом в Окинаву.
К счастью, предварительных заказов было немного.
Прибыл в аэропорт Наха из нового кансайского аэропорта.
Всё равно в любом случае это ближайший аэропорт.
Сейчас зимние каникулы, но видимо, для людей не так уж странно приезжать на Новый год в Окинаву. Интересно, я приду раньше Сендзёгахары, то есть, Сэнсёгахары? Ладно, оставим это на волю случая.
Если она сейчас летит…
Она сказала, что не будет выключать мобильный телефон, но всё-таки в самолёте его нужно будет отключить — это правило защищает меня.
Однако оно вскоре будет поправлено.
Раньше во время полёта все девайсы (плееры, ноутбуки и игровые приставки), издающие электромагнитные волны, включая и мобильные телефоны, должны быть выключены, но теперь можно не отключать, пока двери самолёта не закроются (в общем, можно звонить из самолёта, пока двери открыты), когда после посадки двери откроют, можно будет включить питание ещё до того, как сойдёшь с самолёта.
Приборы остановившегося самолёта сходят с ума, однако особых проблем это не создаёт — детально я в это не вдавался, но, вроде бы, так говорят.
Вообще, как-то звучит сомнительно, что электромагнитные волны сотового действительно оказывают влияние на приборы и создают этим проблемы при полёте, но это неважно.
Я бы хотел заметить, что правила имеют свойства меняться, не успей ты и глазом моргнуть.
В закон о дорожном движении были внесены поправки, и теперь езда на велосипеде по тротуару больше не является правонарушением. Если обратиться к недавнему, то любящий велосипеды Арараги Коёми наверняка этого не знает.
Ездит, не зная.
Ну, в нынешние времена и теорию относительности отрицают, множество законов изменилось — это множится и это отвратительно.
А, если поговорить об обратной стороне правила, то хоть и нужно отключать питание множества электроприборов, но почему-то кассетные и CD-плееры не создают проблем при посадке и взлёте.
Это уже не электронные устройства, что ли?
Ну, у меня сейчас, конечно, кассетного плеера нет, так что меня это не касается, но такие «исключения из правил» — моя работа.
Потому всё держу в уме.
Мысли.
Не стоит забывать, что порождает сомнения.
Защищать правило это не верить в него.
Думать, думать, думать.
В этом плане во время полёта думать это оптимальный выбор — когда пристёгнут ремнями безопасности, остаётся только думать.
И сейчас я должен обдумать, не пользоваться девайсами во время полёта, а, конечно же, подумать о работе, за которую я сейчас возьмусь.
Хотя, не обязательно возьмусь.
Может, откажусь.
Сначала послушаю её, да и даже такую решимость я легко отклоню. Изменю решение и из аэропорта Наха перелечу в какой-нибудь другой аэропорт.
Жизнь мне дорога, она важнее денег, так что я не стану нарушать обещание данное грозной Сендзё, то есть, Сэнсёгахаре, готовой «прибить» меня, если не выполню обещанного… ну, тут я живу с сомнением в собственном решении.
В любом случае запрос от Сенсёгахары.
Неизвестный мне запрос от незнакомой мне девушки.
Будет ли выгодно?
Что Сендзёгахара, что Сэнсёгахара, всё равно она ученица третьего класса старшей школы — не думаю, что у школьницы найдётся достаточно много денег.
Времена меняются, школьник-президент компании, получающий миллионы в год, не так уж и невозможен, однако такие люди не обращаются к таким сомнительным личностям, как я, и тем более не просят об афере.
Обман.
— Я хочу, чтобы ты обманул одного человека.
Как это понимать?
Хотя, наверное, и не надо как-то понимать. Может, она это сказала, только чтобы привлечь мой интерес — остаётся вероятность, что обмануть это лишь подлог, а в Окинаве меня ждёт шайка бандитов или наряд полиции, подготовленный ей.
Хм.
Всё-таки достаточно ли высокая вероятность?
Однако я профессионал, так что очень не думаю, что испугаюсь такого окружения. Для меня это не станет избиением. Самое большее — хорошая разминка.
Нужный стимул к жизни.
К тому же, если она настолько никчёмна, то я больше не стану волноваться о своей дальнейшей жизни — наконец смогу освободиться от мысли, что она когда-нибудь ударит мне ножом в спину.
Поэтому если смысл есть — если в словах «я хочу, чтобы ты обманул одного человека» есть смысл, если она официально намерена просить меня, то для меня это сулит большие трудности.
Можно сказать, избиение.
Стоит испугаться.
Не сказал бы, что можно расслабиться на этой, по крайней мере, хорошей разминке.
Я тренировался, чтобы мои эмоции явно не проявлялись, однако в совершенном контроле эмоций нет смысла.
Чувствовать страх нормально.
Если страшно, боишься.
Думаю, если человек перестаёт это чувствовать, то подходит его конец — я слышал мнение, что человек уже кончен, когда занимается обманом, но притворимся, будто не слышал.
Но так же, как чувствую страх, я чувствую и интерес, мои мысли текут, подстегаемые любопытством.
Захвачены.
Двигаются вперёд сквозь преграду страха.
Эта незнакомая мне девушка хочет обмануть человека — сама ставшая жертвой обмана, сама испытавшая это пытается так же обмануть кого-то.
Очень интересно.
Смотрю на это с любопытством.
Меня никогда не обманывали, так что не знаю, но насколько слышал, жертва не превращается в хищника, она всегда продолжает оставаться жертвой.
Когда встретишься с жертвой обмана, она не изменится и в следующий раз так же станет целью афериста.
Весьма странно, что эта девушка, хоть и незнакомая мне, просит именно меня участвовать в афере — чувствую в этом пункте что-то неуместное.
Если подобрать другие слова, то не неуместно, а какое-то неприятное предчувствие.
Неприятное предчувствие.
Отвратительное предчувствие.
Совсем не приятная работка.
Есть мнение, что это, возможно, дело изначально неприятное… и от этого предчувствие ещё более неприятное.
Я сел в первом классе самолёта и мог попросить алкоголя, но решил воздержаться. Пока не узнаю, что выдаст Сендзё, то есть, Сэнсёгахара, хочу оставить ум трезвым насколько это возможно.

005

Комментариев нет:

Отправить комментарий