Пчела Карэн

005

Если говорить об отличительных особенностях ученицы второго класса средней школы Сэнгоку Надэко, то, помимо чрезмерной робости, я бы отметил её чёлку. Отрастив чёлку, Сэнгоку не стала её убирать набок, а оставила свисать, как у Рукавы Каэдэ, так что это будто такой щиток для глаз. Сама Сэнгоку видит сквозь свои волосы, но другому человеку её глаза совершенно нельзя разглядеть. Ну, эта характерная причёска создаёт вокруг неё странную ауру, но источник — её застенчивость, так что тут ничего не поделаешь.
Кстати, на улице Сэнгоку часто надевает фуражку, головной убор тоже своеобразная метафора к запертому сердцу. Даже Ошино прозвал Сэнгоку Стесняшкой-тян, однако это скорее уровень её недоверия к людям, чем робость.
Как кто-то вроде старшего брата, я волнуюсь за будущее этой девочки.
Как она будет жить в обществе с этим?
Размышляя об этом, я позвонил в домофон Сэнгоку (кстати, дом у неё — типичный двухэтажный коттедж. Не старая квартирка, как у Сендзёгахары, и не огромный особняк, как у Камбару. Всё как у всех), меня пригласили внутрь, и я оторопел.
Нет, оторопел неподходящее слово.
Можно сказать, я в шоке.
Я ошеломлён.
Сэнгоку убрала свою чёлку.
Её волосы придерживал миленько розовый (не кричащий розовый, как у взрослых) ободок.
Глаза открыты.
То есть лицо.
Вот оно у неё какое?
Таким я его и представлял, но она даже милее, чем я думал. Сэнгоку мне вроде младшей сестры, но моё сердце забилось чаще.
Она всегда смотрит вниз, но сегодня набралась храбрости и взглянула прямо на меня.
Даже слегка покраснела.
Так хочет поиграть?
— Сэнгоку, значит, дома ты такая?
— Э-эм…
Растерялась.
Ох, это обычная Сэнгоку, можно расслабиться.
Я даже подумал, не другой ли это человек, но один простой вопрос заставил её растеряться, так что это без сомнений Сэнгоку.
— К-какая такая?
— Ну вот, твоя чёлка.
— Ч-чёлка? А ч-что с ней?
Ужас, Сэнгоку притворяется, что не понимает.
Всё ты понимаешь.
— В-в-вовсе Надэко не набралась мужества, потому что братик Коёми первый раз приходит к ней.
— Хм…
Ну.
Раз сама так говорит, то так оно и есть.
Возможно, ободок обычное дело, когда она дома, к тому же, эта коротенькая юбочка, обнажающая бледные бёдра Сэнгоку, миленькая маечка, наброшенный поверх тонкий кардиган — наверняка это обычная домашняя одежда. Уже скоро август, лето в самом разгаре.
Опасно, а то я уже едва было не подумал, что Сэнгоку так нарядилась ради меня. О чём я думаю? Это означало бы, что Сэнгоку воспринимает меня как парня, а не как старшего брата.
Это невозможно.
Немыслимо.
— Ну, братик Коёми, проходи.
— Ага, эм… что?
Сняв ботинки в прихожей, я заметил.
Другой обуви нет.
Это школьные туфли Сэнгоку же?
Должна быть и обувь её родителей…
— Сэнгоку, а где твои мама с папой?
— Они даже по субботам работают.
— Хех, прямо как мои… вот почему на звонок ответила ты.
Стоять.
Нормально ли вот так входить в дом к девушке, когда её родителей нет дома? Я думал, что родители точно будут дома… блин, надо было всё-таки привести с собой Цукихи. Так, пока ещё не поздно, может, перенести на другой день?
Пока я об этом думал.
Щёлк.
Щёлк.
Сэнгоку закрыла дверь на замок.
Два замка на двери.
И добросовестно цепочку повесила.
Хм, похоже, Сэнгоку боится грабителей… всё должно быть в порядке. Это показывает доверие ко мне.
Я должен оправдать это доверие.
Это моя обязанность как старшего.
— Комната Надэко на втором этаже. Сюда, по лестнице.
— Ага, все детские комнаты там.
— Уже всё подготовлено.
— Хм-м.
За разговором мы поднимались по лестнице.
Комната Сэнгоку на шесть татами и ощущается настоящей комнатой среднеклассницы. Повсюду (от самой дверной ручки до занавесок на окнах и обоев) витала девичья аура клубничного цвета. Даже воздух здесь слаще. Разительное отличие от комнаты моих младших сестёр.
М-м.
Однако только этот шкаф выбивается из общей ауры.
Скорее даже…
— Сэнгоку, этот шкаф…
— Не открывай, — быстро сказала Сэнгоку тоном такой силы, что его можно даже назвать решительным.
Мне кажется, она ответила, когда я только произнёс букву «к» в слове «шкаф». И не успел я сказать «ф», как Сэнгоку уже договорила.
— Если откроешь, Надэко не простит даже тебя, братик Коёми.
— …
Никогда бы не подумал, что в лексиконе Сэнгоку присутствует слово «не прощу», удивлён… Вот, что значит приходить в дом к человеку.
Щёлк.
Увидев, что я зашёл, Сэнгоку обошла меня и закрыла дверь на замок. В комнате девочки-подростка есть замок на двери… эй.
Входная дверь это ещё ладно, но зачем закрывать дверь в свою комнату?
Заперла меня здесь?
Нет-нет, не может быть.
Сэнгоку не станет такого делать.
Зачем ей это?
Наверняка у неё просто привычка запирать дверь… Сэнгоку робкая и стеснительная, привычка закрывать двери на замок вполне понятна.
На ковре расположился поднос с соком и сладостями. Понятно, вот что Сэнгоку имела ввиду под «подготовлено»?
Как мило.
— Братик Коёми, садись сюда.
— Сюда, на кровать? А можно?
— Угу. Больше никуда нельзя.
— …
У Сэнгоку не существует понятия альтернатива?
Можно лишь одно.
Она радикальный исключитель?.. Впервые слышу о таких принципах.
Я сел на кровать, а Сэнгоку уместилась на вращающемся стуле перед столом с механизмом поднятия столешницы.
— Уф, в этой комнате жарковато, — сказала Сэнгоку, снимая кардиган.
Медленно.
Ну, это же твоя комната.
— Если жарко, то можно же кондиционер включить, вон, он на стене…
— Н-нельзя! Неужели тебе всё равно, что случится с Землёй, братик Коёми?!
Взяла Землю в заложники.
Мощный заложник.
— Диоксид углерода вызывает глобальное потепление… один оксид углерода уже жуть, а тут двойной!
— В-вот как…
Из объяснения становится ясно, что они ничего не понимает в этом вопросе.
Ну, на самом деле мы не знаем, почему происходит глобальное потепление. Когда-то были ледниковые периоды, сейчас просто обратное, вызвано это углекислым газом или нет — неизвестно.
— К-к тому же, братик Коёми, раньше кондиционеров не было… когда очистишь свой разум, то даже огонь будет источать цикаду.
— Создавать жизнь из огня, какая-то алхимия уже…
Разве это не уровень бога?
Жесть какая.
— Б-братик Коёми, раз жарко, может, снимешь кофту?
— М-м? Я?
— Даже если не жарко, тебе остаётся только снять кофту.
— Остаётся только снять…
Ужасная планета.
Камбару вне себя от радости.
Ну, можно понять, когда среднеклассница волнуется о проблемах экологии, правильным поведением как «старшего брата» будет поддержать её. Конечно, мне не так уж и нежарко… честно говоря, у меня такое ощущение, что эта комната, наоборот, обогревается.
Под кофтой у меня майка-безрукавка. Вместе с Сэнгоку мы прямо безрукавная команда.
Ну, я ещё ладно, но перед парнем в такой откровенной одежде, думаю, Сэнгоку всё ещё ребёнок.
— Тогда, братик Коёми, выпьем сока?.. Но тут только один стакан.
— Почему только один?!
Всё приготовила, и такая ошибка!
— М-можем попить из одного стакана… Надэко и братик Коёми ведь как брат и сестра.
— Ну, можем, конечно, но…
Нельзя, что ли, сходить на кухню и принести ещё один стакан? Хотя, Сэнгоку же не знает выбора.
Можно лишь попить из одного стакана.
Однако почему-то у меня такое чувство, будто я маленький зверёк, попавший в ловушку… Маленьким зверьком тут по идее должна быть Сэнгоку.
Ладно, выпьем сока.
Какой-то лёгкий вкус алкоголя.
— Сэнгоку, это же не спиртное?
— Нет, совсем нет, — закачала головой Сэнгоку. — Просто кола.
— Ну, на вкус явно кола.
— Только супергазированная.
— Её ещё выпускают?
Супергазированная кола.
Страшный напиток, выпив который человек может опьянеть из-за газа.
Кстати, подготовленные сладости представлены только шоколадными конфетами, полный набор, чтобы напоить гостя до потери сознания.
Ужасный план.
Конечно, это просто совпадение, да и странно требовать от среднеклассницы правильного приёма гостей, так что не будем жаловаться. Скорее стоит порадоваться, что попробовал такую редкость.
— У тебя в комнате нет телевизора.
— Угу. Надэко мало смотрит телевизор. Для глаз вредно.
— …
А как же твоя чёлка.
Сложно увеличить дыру, если она и так гигантская.
Или, может, Сэнгоку заботится о своём зрении, потому что хочет отрастить длинную чёлку.
— Выходит, и в видеоигры почти не играешь. Хотя сейчас же можно на консоли играть.
— Угу, мало играю… только в самые известные.
— Вот как. Это какие, например?
Metal Gear.
— О-о-о.
— На MSX2.
— А-а?!
Пользователь MSX2?!
Среднеклассница?!
Она как всегда умеет удивить.
— Вообще, он стоит на первом этаже, в гостиной… Это не по плану, но если братик Коёми захочет, то можно сходить.
— Нет, кто будет играть в гостях в одиночную игру…
— Тогда есть ещё Popira2.
— Popira2?!
А Playstation 2 нет?
— Всё равно, Сэнгоку, ты сейчас сказала про план, ты уже что-то подготовила?
— Угу.
Сэнгоку достала две деревянные полочки.
У одной кончик окрашен красным.
— Сыграем в Короля.
— …
Э-эм.
Стоит как-то объяснить, наверное.
Сложно.
— Сэнгоку… ты вообще знаешь, что это за игра? С карточным королём у неё ничего общего.
— Знаю. Это как Приказ капитана?
— Угу.
Близко, но не совсем то.
«Саймон говорит».
— Внимай словам короля.
— Слишком политично! — подшутил я над этой то ли глупостью, то ли ещё чем.
Я взглянул на палочки.
— Ну, я никогда не играл, и точно не знаю, но Сэнгоку, вроде бы в эту игру нельзя вдвоём играть.
— Почему? — изумилась Сэнгоку. — Надэко готова к любому, и приказывать, и подчиняться.
— Н-ну, давай всё же отложим Короля.
Она ещё ничего не понимает.
Приятно наблюдать такую невинность, но иногда это приносит проблем. Ох, наверное, такое же состояние у матери, у которой ребёнок спросил, откуда берутся дети.
Сэнгоку лишь слегка растерялась от того, что планы пошли крахом, однако не расстроилась и отложила палочки.
— Тогда сыграем в Жизнь, братик Коёми, — сказала она.
— Игра в жизнь? Ну давай.
— Слова жизни абсолютны.
— Глубоко!
Сэнгоку нужно было зайти в кладовку за игрой, так что она вышла.
«Открывать шкаф нельзя, но всё остальное можно. Посмотри этот альбом», — строго наказала девочка.
Почему она даёт мне посмотреть альбом?
Как-то непонятно.
Вскоре Сэнгоку вернулась, на секунду она показалась разочарованной, что альбом так и остался лежать на книжной полке, но, наверное, мне показалось.
Кстати, набор книг на этой полке довольно уникальный. Ни одного тома манги, только классика японской литературы от издательства Иванами, странный выбор книг для среднеклассницы. Так и намекает на взрослость их обладателя. Возможно, у некоторых людей даже сложится ошибочное мнение, будто книги на самом деле из кабинета отца, и Сэнгоку поставила их здесь, чтобы покрасоваться перед гостем, мной.
Но мангу она вроде читает.
Она же знает последние события «Dodge dannpei»?
Однако давненько я не играл в Жизнь.
В детстве, помню, постоянно были проблемы, потому что не понимал, как использовать займы.
— О, точно. Раньше мы же вместе с тобой и Цукихи играли в неё?
— Угу, помню.
— Вот как.
— И не забывала.
— …
Ну, Сэнгоку хорошо помнит прошлое. Лично я даже её образ отчётливо вызвать в памяти не могу… Помню только, что всегда опускала глаза.
Крутанули барабан.
В это интересней играть толпой, но всё-таки игра не сильно отличается от сугороку, так что крутишь барабан, и каждый раз, когда двигаешь фишку-автомобиль, происходят разные события.
Будто в детство вернулся.
Но как бы это сказать…
Сэнгоку наклонилась над игровой доской, которую мы разложили на ковре, и мне приоткрылось сокрытое под маечкой. Она села передо мной, так что коротенькая юбочка прикрывает куда меньше.
Ё-моё.
Не будь это Сэнгоку, я бы уже начал подозревать, не пытаются ли меня такой позой соблазнить. Временами мне кажется, что Сэнгоку не понимает, какое место ей следует защищать… А? Когда я размышлял об этом в прошлый раз, то пришёл к выводу, что для Сэнгоку «защищаемое место» это её чёлка. Но сегодня она открыта и там, и тут.
А?
Не понимаю.
И даже под маечкой у неё лифчика нет.
Вообще, маечка сама как нижнее бельё…. Ну не знаю. Обе моих младших сестры, что младшая, что старшая, такого не носили никогда.
Спортивный костюм и кимоно.
Ну, в любом случае братик Коёми не будет думать о непристойностях, глядя на твоё тело, Сэнгоку. Я же джентльмен.
— Ох… свадьба. Твоя очередь, братик Коёми.
— Оу.
— Если уж выходить замуж, то Надэко выбрала бы братика Коёми.
— М? В игре теперь игрокам можно жениться?
На моей памяти такого не было.
— М-м… нет, но это так, в идеале.
— Хм-м.
А.
Карэн с Цукихи тоже раньше говаривали, мол, когда вырастут, выйдут замуж за братика.
Ностальгия.
Ну, всё-таки Сэнгоку уже не ребёнок, так что сейчас это такое языкоблудие.
— Языкоблудие? — с удивлением переспросила Сэнгоку. — Поблудить языком во время поцелуя?
— Совсем нет!
— Это смущает, но раз уж братик Коёми так хочет…
— Нет-нет-нет-нет-нет!
Какой я тогда старший брат!
Обычный извращенец!
— Точно… Надэко тут подумала, братик Коёми.
— М? О чём?
— Называть братик Коёми это как-то по-детски. Братик Коёми по-настоящему ведь не брат Надэко.
— …
Мне вспомнился похожий разговор с Камбару.
И какого-то удовлетворительного результата он не принёс.
У меня возникло очень нехорошее предчувствие, однако резко менять тему будет слишком наигранно, так что я отдался на волю судьбы.
Что до меня, то мне крайне радостно, что Сэнгоку зовёт меня, как и раньше, братиком Коёми.
— Ну, можешь звать меня как угодно. Как хочешь?
Сэнгоку ответила на мой вопрос, будто уже заранее подготовилась:
— Милый.
— …

Чего.
Чего-о.
Обычное обращение же.
Ничего ненормального.
Думаю, принимать в расчёт недавний разговор о браке не стоит, эх, моё плохое предчувствие не сработало. А когда-то оно било со стопроцентной точностью.
— Угу. Никаких проблем.
— Т-тогда.
Сэнгоку отчего-то покраснела и смутилась (однако с убранной чёлкой у неё на удивление эмоциональная мимика), а затем проговорила:
— М-милый.
Странная.
— Эм, Сэнгоку, хорошая моя…
— Х… хорошая моя.
Лицо Сэнгоку залилось краской.
Девочка сильно задрожала.
Хорошая моя после милого… уа-а-а-а.
— Э?
Обычное же обращение?
Мы будто на разном японском общаемся.
Надо будет, наверное, спросить у профи по японскому, Хачикудзи.
— Ну, в общем, ладно… Сэнгоку, в последнее время ничего странного не случалось?
— Э, в-в каком смысле?
— Ну, как недавнее не бывало?
Если честно, мне подумалось об этом, как только я увидел её такой открытый вид. Сэнгоку, которую я вновь встретил спустя несколько лет разлуки, просто никак не могла так открыться…
Это вина странности.
И вина людей.
Ну, Ошино говорил, что случай Сэнгоку нужно рассматривать отдельно от моего случая и Сендзёгахары с Ханэкавой… тем не менее теперь ей, несомненно, легче попасть под влияние странности.
Если быть слишком осторожным, то можно и в лужу сесть.
Однако сейчас я должен уточнить.
— Нет… с Надэко ничего.
— Вот как.
— Но…
Сэнгоку помрачнела.
— Те странные «чары» до сих пор популярны.
— В твой школе?
— Да, но не только там, вообще во всех средних школах.
Здесь Сэнгоку слегка поколебалась.
А затем словно собравшись с духом проговорила:
— Наверное, Рара-тян сейчас что-то делают с этим.
— …
Кстати, Рара-тян это прозвище Цукихи с начальной школы — «Рара» как середина из «Арараги». А «Рара-тян делают» указывает на обеих Огненных сестёр.
Что-то делают.
Что-то делают.
Что-то делают!
Какие же размытые, неоднозначные и волнующие слова… что-то делают!
Нет, уже… что-то сделали!
— Рара-тян спросила про недавнее, и Надэко рассказала историю со змеёй… конечно, всю правду не рассказала, где-то половину… но похоже, Рара-тян многое выведала и поспрашивала людей.
— Многое…
Хочу подробностей!
Но и не хочу тоже!
Ещё Карэн сегодня куда-то пошла… Неужто по этому делу? Ну, Огненные сёстры естественно не останутся в стороне, если у средниклассников беда…
— То есть это всё связано с этими «чарами». Но если сказать точно, то эти проклятья же фальшивые? В твоём случае всё пошло наперекосяк из-за того, что ты приняла меры, Сэнгоку.
Ответные действия привели к плохому.
Слишком тщательные ответные действия привели к плохому.
Такая вот история.
Если сказать ещё точнее, то это вредоносное последствие визита легенды среди легенд, железнокровного теплокровного хладнокровного вампира Ошино Шинобу.
Вернёмся к теме.
Теперь проблема разрешилась, и «чары» среднеклассников не должны иметь какого-то эффекта.
— Угу, — кивнула Сэнгоку. — Только в случае Надэко странность воплотилась в своей настоящей форме. Наверное.
— Если так…
— Но не думаю, что Рара-тян видят проблему в «чарах»… наверное, они в странности никакие и не верят даже… вот.
— Ну… не без этого.
Очень практичны.
Боятся призраков, хоть и не верят в них.
Такая у них позиция.
— Скорее они видят проблему в том, что подозрительные фальшивые «чары» так стали популярны и хотят найти того, кто стоит за всем этим.
— …
Найти источник «чар»?
Задумали что-то невероятное.
Да и возможно ли это?
— Они популярны, не потому что кто-то их распространяет… если и найти его, то всё равно с «чарами» он уже мало что сделает.
Тут уж 75 человек не посчитаешь.
Первый и последний будут говорить абсолютно разное.
Почти как сломанный телефон.
— Такое решение Рара-тян… то есть Огненных сестёр, похоже, они собираются выяснить «кто» и с какой «целью» распространяет эти «чары»…
— В их стиле.
Уф.
Теперь мне, наверное, точно нужно поговорить с Карэн. Хорошо бы просто предоставить их самим себе, но случай особый, так как в нём замешан пример под названием «Сэнгоку Надэко».
Если что-то пойдёт не так…
Возможно, они уже одной ногой в могиле.
Одна нога ещё ладно, но обе…
Тем более.
Как бы не сунули шеи, как я…
— Б-братик Коёми?
Я погрузился в молчание.
Сэнгоку позвала меня по-старому.
Я очнулся от мыслей и поднял голову.
Сэнгоку тревожно глядела на меня, уже готова расплакаться. Я запереживал, и она начала беспокоиться о сказанном.
Правда хорошая девочка.
Хорошо, если б Сэнгоку была моей младшей сестрой.
Если б Сэнгоку правда была моей сестрой, мы бы никогда не дрались.
— Ничего. Всё в порядке, Сэнгоку, — сказал я. — Кроме того, Сэнгоку, тебе так гораздо лучше.
— М?..
— Ну, чёлка. Тебе следует так ходить не только дома.
— Э-это так смущает…
Сэнгоку закрыла лицо руками, видимо, заместо чёлки.
— Н-но если так говорит братик Коёми… я постараюсь.
— Угу, будет отлично.
Я кивнул.
Приятно наблюдать за чьим-то взрослением.
По возможности, я бы хотел пронаблюдать за ним до конца.
— Кстати, Жизнь уже почти прошли, чем дальше займёмся, Сэнгоку?
— Твистер.
— Э, я такой не знаю. Что за игра? Научи.
— Угу, научу… телом.
— Ха-ха-ха, жду с нетерпением.
Тем не менее.
Иногда в глазах Сэнгоку, открытых от чёлки, мелькал какой-то совсем ей не подходящий блеск, словно у гремучей змеи, но, наверное, это всё моё воображение?

Комментариев нет:

Отправить комментарий