Змея Маёй

003

— Кагэнуй Ёдзуру. Мой привет.
Северный храм белой змеи, глубокая ночь.
На ящике для пожертвований надменно стояла красивая девушка в щеголеватых брюках. «Она куда моложе, чем я слышала», — подумала я, прежде чем осознать, что это совершенно другой человек.
Это не Гаэн-сан.
Дружелюбной её не назовёшь.
Куда же делась Идзуко-сан?
Кагэнуй-сан? Кагэнуй Ёдзуру-сан?
Как я помню, она оммёдзи и использует Ононоки-тян как шикигами... Так ведь? На вид она реально пугающая...
Не собираюсь в чём-то обвинять Ононоки-тян, но когда я обернулась к ней (мы вместе поднимались к храму) спросить, почему она мне ничего не сказала, то увидела, что она удивлена внезапным появлением своего "мастера" не меньше меня.
Я уже достаточно за ней наблюдала во время рисования, так что могу прочитать её (отсутствующие) эмоции.
— Сестрица, почему ты здесь?
— У Гаэн-сэмпай срочные дела, так что я такая вот замена. Людям не удрать от своей неволи. Такое уже случалось, да?
Отвечая на вопрос своей шикигами, Кагэнуй-сан легко и беззвучно спрыгнула с ящика для пожертвований.
Нет, спрыгнула неподходящее слово: она перепрыгнула с ящика на каменный фонарь.
Её прыжок на несколько метров без какого-либо разбега и четкое приземление на вершину каменного фонаря, на котором и удержаться-то кажется трудным, просто шокировали меня.
И приземлилась не на скат, а на самый пик.
Должно быть, это и есть проклятье, про которое я слышала кое-какие слухи: она не может наступить на землю. И, похоже, проблем оно ей совсем не доставляет.
— А ты Сэнгоку Надэко, думается мне? Подь сюда.
— ...
Она сказала мне «подь сюда». Это какая-то присказка?
Она смотрит прямо на меня. Может, у неё просто в принципе грозное лицо? Я ей что-то сделала?.. Я знаю, что могу как-то обидеть, не осознавая этого, но сомневаюсь, что оскорбила человека, которого вижу впервые...
Я хикикомори и всё время сижу в спортивном костюме у себя в комнате, но сегодня я собиралась кое с кем встретиться — для ритуала ведь — и оделась как полагается...
И школьный купальник не надевала.
Просто чтобы вы знали.
— Похоже, Ёцуги тут доглядывает за тобой. Хотела встретить тебя и поприветствовать как следует. Дурочка. В последнее время я по горло занята охотой за Дестопией Виртуозо Суицид-Мастер, так что времени на всё это не было.
— О-ох...
Она вставила «дурочка», да?
— Эй, ну же. Подойди ко мне, — подозвала меня Кагэнуй-сан, словно высокородная госпожа. — Не пугайся. Ты ранишь мои чувства.
— ...
Ох, точно.
Будет невежливо бояться человека от одного только его внешнего вида. Моё необоснованное поведение может задеть её чувства. К тому же мне не хочется, чтобы она думала, будто я напугана — не знаю, как ко мне это пришло, но я больше не та Сэнгоку Надэко, какой была раньше.
Я больше не прячу глаза за челкой и не говорю о себе в третьем лице.
Я собрала всю свою храбрость в кулак и шагнула навстречу Кагэнуй-сан.
Она ударила меня.
Стукнула мне по голове, использовав разницу в высоте с вершины каменного фонаря.
Что?
Я была скорее ошеломлена, чем испытывала боль... Она просто ударила без причины?
Ударила девочку по лицу (скорее рядом, по макушке?).
Стукнула, будто это приветствие такое. Она так с людьми здоровается?
Да вы шутите.
Не в силах принять то, что меня ударили при первой же встрече, я ещё раз оглянулась на Ононоки-тян.
— Не ищи у меня помощи. Ты моя подруга, но сестрица мой мастер. Я не могу тебя поддержать. Ты должна пройти через всё сама, — ровным тоном ответила кукла.
Ты серьёзно?
Первая спасенная в этом храме, Бэникудзяку-тян, серьёзно ты?
Даже надёжный товарищ Ононоки-тян обратилась против меня, прямо кульминация сёнэн-манги!
Не совру, это вызывает дрожь!
Ну, похоже, Ононоки-тян сама не ожидала такого поворота событий...
Я тут же развернулась обратно, будто в каком-то танце, и снова посмотрела Кагэнуй-сан в лицо.
Она села на корточки на каменном фонаре, занеся кулак для следующего удара, но затем остановила его другой рукой.
— Прости-прости, я нечаянно ударила. Это потому что получилось дотянуться до тебя.
— Потому что получилось дотянуться? Вы ударили меня, потому что смогли дотянуться?
— Ага. Просто настроение дурное.
Дурное настроение это благовидная причина, чтобы бить кого-то? У подростков, может, и да... Но вы же взрослая уже, разве нет?
— О, понятно. Это из-за того, что Ошино-кун и Кайки-кун участливы к детям. Нужно вдарить им при встрече. Уверена, Сэнгоку Надэко нравится, когда её бьют, да?
Мне не нравится.
Пожалуйста, не превращайте это в оправдание для битья. Тем более с этим «О, понятно».
Отпустите меня, я не собираюсь подстраиваться под эту женщину.
Ошино-сан ещё может быть, но что-то Кайки-сан не сильно выглядит добрым к детям (я слышала, он обманул детей на деньги, я же сама стала непрямой жертвой его действий). Да и вообще любой будет казаться добрым по сравнению с этой женщиной.
Я начинаю подумывать, что не стоило сюда приходить. Но чтобы наконец расстаться с Богом-Надэко, я должна совершить этот перенос, даже если это простая формальность.
Кстати об этом, где же девочка (богиня?)?
— Если ты о Хачикудзи-тян, то я уже начала её подготавливать: сейчас она омывается в водопаде за храмом.
Моется в водопаде?
Рядом с этим храмом есть водопад?
— Похоже, она сотворила его в шутку, но думаю, его стоит использовать более плодотворно. Она принимающая сторона, так что должна очиститься, понимаешь? Как следующая богиня она будет восприимчивой и пассивной, так что эта роль ей подходит. Ты же, боевая и активная Сэнгоку-тян...
И что же мы будем делать...
Кагэнуй-сан скрестила руки на груди, продолжая стоять на верхушке фонаря. Пожалуйста, не надо это сейчас придумывать. Я бы предпочла, чтобы содержание серьёзного ритуала не было составлено на месте...
Боевая, значит.
Противоположность восприимчивой не боевая.
Так это перенос божественности?
Когда до этого я здесь в школьном купальнике участвовала в ритуале (у Камбару-сан своё представление о непорочности), то успех вышел не такой уж значительный...
Обстоятельства сейчас другие, но может быть, всё опять пойдёт наперекосяк.
— Северный храм белой змеи... И «Хачикудзи» звучит как «восемьдесят девятый храм»... Ладно, поехали.
Кагэнуй-сан снова прыгнула. Я думала, что она, наверное, вернётся на ящик для пожертвований, но на этот раз она прыгнула недалеко — небольшой прыжок, чуть длиннее шага.
Да, Кагэнуй-сан приземлилась... мне на макушку.
Это было настолько безупречное, на десять из десяти приземление, что мне даже подумалось, будто она стукнула мне туда, проверяя на прочность.
Она такая лёгкая? Словно и не стоит там вовсе.
По ощущениям даже легче, чем когда фуражку надеваешь.
Это какие-то древние китайские техники?
— Теперь до утра тебе нужно собрать на этой горе восемьдесят девять белых змей и передать их новой богине. Это будет доказательством твоего отречения в пользу потерявшейся девочки.

004

Комментариев нет:

Отправить комментарий