Змея Маёй

004

Как я слышала, Северный храм белой змеи раньше располагался в парке Сирохэби — несмотря на долгие споры, как же читается название парка: «Рохаку» или «Намисиро», оказалось, что ни одно из этих названий неверно: официальное название — «Парк Сирохэби».
Хотя радикал «вода» слева будто отсылает к морским змеям, ну, здесь есть достаточно водных змей, и если добавить, что название пришло из древних легенд, то это придаст больше смысла. Всё-таки легенды это как игра в глухой телефон.
Однако когда я узнала о нём, то больше склонялась к варианту «Намисиро».
Потому что здесь обитают змеи, которых называют намихэби — водные змеи, известная крысиная змея одна из них. А змеи-альбиносы обычно отмечаются как «белые змеи», вот и Северный храм белой змеи.
Но как можно догадаться, найти змей, которым поклонялись, непростая задача, а мне ещё и в одиночку собрать девяносто таких.
— Прости, что всё оказалось по-другому. И я не могу помочь тебе. Ритуал не свершится, если ты не сделаешь всё сама, — отозвалась Ононоки-тян с верхушки дерева.
Хоть не с моей макушки.
Я вышла с территории храма и зашла в рощу в поисках змей.
С этого ракурса мне полностью открывались её трусики.
Я не извлекаю ни капли удовольствия из любования трусиками маленьких девочек, но после её извинения я не могла жаловаться — да мне и изначально не о чем было жаловаться.
Немного унизительно, что меня ударили, да ещё и наступили мне на голову, но я вскоре собираюсь выйти в мир и стать автором манги, так что я должна просто принять это.
Будут люди, которым я не понравлюсь.
Обязательно.
— Сестрица сказала, что у неё дурное настроение, но не говорила, что ты ей не нравишься. Вообще, думаю, ей симпатичны стойкие дети.
— Откуда у меня стойкость... Опа!
За разговором с Ононоки-тян я краем глаза заметила что-то и резко схватила это рукой — и хотя я успешно цапнула её за шею, к сожалению, это оказалась не белая змея.
Обычная змея.
Даже не японская крысиная.
Сиромадара — восточный динодон.
Несмотря на своё имя, белой эту змею не назовёшь.
Динодон обнажил клыки, заизвивался хвостом и телом, пытаясь высвободиться.
Эй, всё в порядке, я не собираюсь рубить тебя резцом.
Я отпущу тебя.
Бросать её рядом опасно, так что я зашвырнула подальше. Прости за грубость, но не хочу, чтоб ты меня укусила.
— Ты что, просто схватила змею? Рукой?
— А? Да. Это потому что получилось дотянуться.
— То же самое, что сказала сестрица! Слово в слово!
Я всё дальше брела по горе, а Ононоки-тян следовала за мной по верхушкам деревьев. Она не прыгала как Кагэнуй-сан, а размеренно шагала по ветвям.
— Здесь ещё на деревьях живут змеи, дай знать, если наткнёшься, Ононоки-тян. Теперь я буду ловить всех змей, каких найду, без разницы какого цвета, так что всё подойдёт.
— Ты змеелов, что ли?
Я выросла в деревне, знаешь ли.
Я понимаю, почему змеи могут пугать, но если подготовишься, они не такие уж плохие — просто следи за клыками, и они ничего тебе не сделают.
— Сейчас можно не бояться, что меня убьёт, так что в этот раз я чувствую себя куда легче, чем когда не смогла сбить проклятье.
— Тебе нужно съездить на Амамиосиму. Я слышала, можно получить три тысячи йен, если поймаешь хабу.
Правда?
Звучит заманчиво.
Но я уже собираюсь стать мангакой и параллельно учиться на специалиста, и если к этому ещё прибавится змеелов, то мои планы на будущее плавно перетекут в простые мечты...
Поймала.
По одной в каждой руке.
Интересно, а вдруг они родственники?
— Ой. Это гадюки.
— Не говори так просто «ой». Хотя бы используй знак восклицания.
Даже я боюсь гадюк.
Ради своей же безопасности я зашвырну их ещё дальше, чем первую, не по направлению движения, разумеется.
— Мы не можем убить их?
— Ну, я как-то уже привыкла быть богиней змей.
И мой страх перед змеями сейчас, наверное, меньше, чем был. Когда я где-то год назад лазила здесь в поисках змей прямо как сейчас, то дрожала от страха несмотря на то, что выросла в деревне.
Ну, даже если у меня нет стойкости, я, похоже, всё же приобрела её.
— Все спокойно относятся к кингё-сукуй, но если люди должны будут потом разрезать рыбку, которую поймали, то они уже не с таким рвением станут их ловить, да? Тут так же.
— В смысле?..
— Вот раньше, когда я и Цукихи-тян были в начальной школе, у нас проводились соревнования по кингё-сукуй, и проигравший должен был купить победителю сахарную вату. Цукихи-тян била рыбок ободком сачка до беспамятства, а затем ловила.
— Не выноси тёмное прошлое своей подруги на свет будто весёлую историю. Прямо до беспамятства? Если твоё детство было таким, то понятно, как ты стала ловцом змей в средней школе, — проговорила Ононоки-тян
Тёмное прошлое, значит.
Думаю, все дети делали что-то подобное... И если продолжим с этой темой, то даже не знаю, что будем думать о самом кингё-сукуй.
Жизнь сурова.
Некоторым людям нравится рыбалка, но разделывать рыбу они отказываются. Некоторые спокойно прикасаются к рыбе, но ни за что не коснутся живой наживки. У всех разные взгляды на жизнь.
Я явно зашла слишком далеко тогда, но чрезмерное раскаяние лишь обратная сторона того же. Я должна принять свои сожаления, чтобы обрести образ хрупкой, но добродетельной девушки... Я не могу избавиться от чувства, будто я использую свою вину, что облегчить себе жизнь.
Кучинава-сан — персонализация этого желания.
— На самом деле можно взять палку с раздвоенным концом и ей прижимать змей к земле как сасуматой, но я за технику ловли голыми руками.
— Неполные ощущения?
— С веткой чувствуется по-другому. Это неудобно.
— Змею хватать руками не будешь, касания тоже нет... Знаешь, если будешь строить из себя такого ловца змей, боюсь, тебя оплюют ядом в школе.
У нас плюющиеся змеи не живут.
То есть не будет в меня никто плевать!
— Если ловить палкой, то нет ощущения, что у тебя в руках чья-то жизнь.
— Слова эксперта. Или какого-то сумасшедшего.
Наверное, больше всё же сумасшедшего.
Год назад я изрубила кучу змей... Если посчитать их всех, не наберётся ли там восемьдесят девять?
Нет, думаю, там было всего двадцать или тридцать максимум.
Интересно, в каком количественном отношении появляются альбиносы. Если один из ста, то мне придётся собрать восемь тысяч девятьсот змей... А может ведь быть и один из тысячи. Или один из миллиона.
— Тогда разве не бессмысленно просить меня найти до рассвета восемьдесят девять белых змей? Мне повезёт, если найду хоть пару.
— Сестрица не в первый раз ставит невыполнимые требования. Кстати, Северный полюс, где находилась до этого сестрица, одно из немногих мест на Земле, которое не заселено змеями. Вполне возможно, что она дала тебе это задание, не задумываясь о змеях, — сказала Ононоки-тян.
Она была на Северном полюсе?
Что же у неё за жизнь?
Вообще не вижу причин находиться в таком месте.
— Арктика это не континент, так что технически землёй не считается — сестрица может свободно ходить там, и, похоже, ей понравилось. Но после того, как объявилась легендарный вампир, ей пришлось вернуться в Японию.
— Странное это проклятье, что запрещает ходить по земле.
Проклятье, которое поразило меня год назад, сдавливало моё тело гигантской змеёй, но оно было стандартное, даже прямолинейное. Всё-таки эти змеи сжимали меня, намереваясь убить.
Но запретить ходить по земле...
— Пятеро из них были прокляты, когда вернули мой труп к жизни. Сестрица и Теори-сан работали над нижней половиной моего тела, так что получили проклятье на ноги.
— Теори-сан это... Если я правильно помню...
— Кукольник. Один из четырёх кохаев Гаэн-сан. Сейчас он как специалист слегка отошёл от Ошино-сана и Кайки-сана, но в университете они были похожи.
— Хмм. Им прокляли ноги за то, что они работали над нижней половиной твоего тела... А кто работал над верхней? Ошино-сан и Кайки-сан?
— Да. Хотя они работали только над торсом, голову делала Гаэн-сан.
— Гаэн-сан...
Это та, которая не смогла прийти из-за срочных дел.
Интересно, что за задание она дала бы мне... Уверена, это было бы не что-то сумасбродное, как отловить восемьдесят девять белых змей за одну ночь.
— Да, Гаэн-сан. Она знает всё — и это её проклятье.
— ...
Ох.
Меня только что посвятили в тайные сведения?
Ты слишком разбрасываешься такой информацией, Ононоки-тян.
Я, конечно, выслушиваю твои жалобы на Цукихи-тян, но это не значит, что надо быть настолько откровенной с такой, как я.
— Если ты собираешься стать специалистом, ты должна знать такое. Тебе не нужно знать всё — только подобное. И, конечно же, есть вещи, которых лучше не знать вообще. Как Вокруг, например, с которым сейчас разбирается Гаэн-сан.
— Вокруг?
— Её срочные дела. «Критически важные дела» можно даже сказать. Я слышала о них от сестрицы. Это эффект её проклятия — Гаэн-сан просто не может не знать о всём. Она на первый взгляд выглядит беззаботной и всеведущей, но это не так. Она наказана. В этом мире есть некоторые запреты, которые нельзя нарушать.
— Но если бы Гаэн-сан и остальные не нарушили этот запрет, тебя бы здесь не было, так, Ононоки-тян?
— Предлагаю, что да. Вот как, то, что ты и я смогли стать друзьями, значит, что Гаэн-сан и остальные получили проклятия не просто так.
Нет-нет-нет-нет.
Я рада слышать это, но цена слишком велика...
Ещё змея.
На этот раз не смогла поймать.
Ну, она явно не белая, так что всё в порядке. Не поймал — не надо отпускать.
— А Ошино-сан и Кайки-сан? Какие они получили проклятья?
— Их проклятья не такие прямолинейные, как у других трёх. Я могу сказать тебе, но разве не скучно, если всё раскрыто? Попробуй догадаться сама.
Поток информации вдруг иссяк. Ононоки-тян намерена грамотно меня подвести к выводам — она, может, и опасна, но она хороший друг.
Ну, думаю, их проклятия это что-то из их обычного поведения... Вроде не может долго жить на одном месте, или не может попрощаться, или вынужден постоянно обманывать людей, или стал скрягой?..
Понятия не имею, как это связано с созданием торса, но, возможно, что-то такое и есть... Подумаю об этом завтра, когда подуспокоюсь.
Завтра, ага.
— Я спрошу ещё кое-что, Ононоки-тян? Я быстро согласилась на это, потому что испугалась твоей сестрицы, но что будет, если я не смогу завершить ритуал отречения? То есть если я не смогу поймать восемьдесят девять белых змей?
Стоило первым делом это выяснить.
Я хотела, чтобы Кагэнуй-сан поскорее убралась с моей головы, так что сразу же согласилась на всё и начала искать, но... Если я сегодня ночью не смогу, можно ли будет закончить завтра?
Хочу знать. Мне показалось, что она придумала это задание на ходу, но она должна была руководствоваться своими знаниями специалиста, так что теперь, когда я уже начала, боюсь, будет плохо, если не справлюсь...
Это не ритуал снятия проклятья, и в ответ не должно наоборот усилить проклятье или что-то в этом роде, но я уже побывала в подобной ситуации и могу только сказать, что уже слишком поздно для этих опасений.
— Я точно не знаю. Это за пределами моих расчётов, так что наверняка не скажу... Но ты прервёшь ритуал отречения, которым передаёшь божественность следующей богине, и это приведёт за собой...
Ононоки-тян на секунду задумалась, а затем выдала своё предположение:
— Что ты снова станешь божеством, я полагаю.

005

Комментариев нет:

Отправить комментарий