Формула Ооги

002

Если вы когда-то оказывались запертым в таинственном классе с кохай, с которой вы только познакомились, больше, чем на час, я бы хотел попросить у вас совета. Естественно, телефон не ловит сеть и интернета нет, так что остаётся только искать помощи снаружи. Но, похоже, и это не удастся.
— Бесполезно... Арараги-сэмпай.
Она медленно подошла ко мне короткими шажками, пока я отчаянно обеими руками и ногами пытался открыть дверь.
Девушка вздохнула.
— Для ясности, я не имела в виду, что вы бесполезны, Арараги-сэмпай. Просто... Ни одно из окон не сдвинулось ни на миллиметр.
— Не беспокойся об этом. В такой ситуации я никак не подумаю, будто ты назвала меня бесполезным.
Смысл примечания вообще.
Слегка расстроенный я пробормотал:
— Всё же «бесполезно» это и про меня.
— Как и думала, всё-таки вы, Арараги-сэмпай, бесполезны.
— Ты точно это не нарочно? Звучит, будто я бесполезен.
Ооги-тян улыбнулась, будто показывая, что в этом никакого её намерения нет. Даже когда она ухмыляется от уха до уха, у меня ощущение, что Ооги совсем не из тех, кто отпускает остроты, так что я решил списать всё на недопонимание.
Похоже, придётся принять тот факт, что мы заперты в этой комнате без возможности выбраться. Работая в паре, мы с Ооги-тян обыскали все возможные пути выхода из заточения этого класса. Я тщательно исследовал запертые двери, пока Ооги-тян по другую сторону класса осматривала окна.
— Двери не закрыты на замок. Скорее заклеены, будто тут цементом каким-то... — выдохнул я, разминая одеревеневшие после часа цепляния за дверь руки.
То, что после часа осмотров я смог выдать только такое, несколько неловко для меня как для сэмпая, но реальности это не отменяет.
В противовес моему состоянию Ооги-тян, переведённая ученица, только поступившая в Наоэцу, с улыбкой бодро осматривала свой участок.
— Как уже сказала, окна не сдвигаются ни на миллиметр. На каждом окне щеколда, и её легко снять. Ручка двигается свободно. Однако даже без замка окна не открываются. Так же, как и двери, будто приклеены цементом каким-то, — повторила она под конец мою фразу.
Уважает она меня так или издевается решу позже.
— И так со всеми окнами?
— Ага. Естественно, я проверила как могла. Я даже не схалтурила и провели по два раза. Большое окно, высокое окно, окно в переходе, окно, выходящее на спортзал — все они закреплены.
Как и сказала Ооги-тян, окна не двигаются.
— Окно на спортзал...
Я повернулся к окну и поглядел в него. Если честно, реальная проблема это не моё заточение здесь, проблема в том, что лежит по ту сторону оконного стекла.
В пейзаже-то ничего необычного нет. Ад за окном не разверзся, никакие динозавры не бродят по зарослям и мир не утопает в огне. Видна просто старшая школа Наоэцу — только спортивный зал, где сейчас должна тренироваться баскетбольная команда, из которой ушла Камбару.
Однако звуков ударов мяча о землю не слышно — может быть, потому что в классе звукоизоляция. Тем не менее даже это меркло по сравнению с видом снаружи.
Нет, школа была действительно просто школой.
Ничего странного. Проблема в том, что мы действительно видели спортзал из окна, но он не должен быть виден из этого здания.
— Мы должны видеть спортплощадку отсюда.
Верно. Корпус, в который мы с Ооги-тян забрели, построен рядом со спортплощадкой, так что нам должны открываться другие клубы, а не баскетбольная команда.
Если б я мог, я бы высунулся в окно, чтобы лучше осмотреть окрестности, но раз окна не поддаются, то этот вариант не представляется возможным.
Что-то зловещее исходило от этого спортивного зала, который казался совершенно обычным.
Или я просто перепутал? Может, мы собирались перейти в корпус, который выходит на спортплощадку, но свернули не туда и забрели в здание, обращённое на спортзал... Забудь, чёрта с два я расскажу такое голимое объяснение кохай, с которой только познакомился!
Для начала мы должны быть на третьем этаже, так что угол, с которого нам открывается спортзал ненормален. Крыша спортзала будет видна только с пятого, ну хотя бы с четвёртого этажа. Теперь к учёту того, что мы где-то свернули не туда, нужно также принять во внимание возможность подняться не на тот этаж...
Однако даже если причина другого ракурса это простая ошибка, то нашего нынешнего положения оно не меняет.
Пока окна не открыть, на каком мы этаже проверить нельзя. И пока я размышлял над этой всей ситуацией, Ооги-тян заговорила:
— Думаю, уже давно пора.
— Давно пора? Для чего?
— Давно пора решить обратиться к грубой силе, вы понимаете, Арараги-сэмпай? Так мы будем голодать. Голодать, мучиться от жажды и в конечном счёте умрём.
— Ну, да...
Умереть голода это не такая срочная проблема, в принципе ещё рано беспокоиться об этом, однако если наше положение затянется, со временем проблема выскочит. Уверен, я-то выдержу в некоторой степени голод, но того же про Ооги-тян сказать не могу, она же ещё растёт.
— Но что ты имеешь ввиду под «грубой силой»?
Я оглянулся через плечо и понял, что она пытается сделать: Ооги-тян обеими руками держала парту над головой. Девушка будто сдвигала парту к стене, чтобы легче было подмести пол, как во время уборки, однако собиралась она совершить действие противоположное уборке.
— Поехали! — крикнула Ооги-тян и швырнула парту в окно.
Она бросила не в окно, ведущее в коридор, а в то, которое открывается на спортзал (должно на спортплощадку). Цитирую, что она сказала на это позже: «Бросать в окно коридора было опасно, а вдруг бы там кто-то проходил?» Вообще, если кинуть из здания особо это не изменит опасности. На самом деле с этого места (где-то третий или четвёртый этаж) осколки стекла и парта, вылетевшие из окна, будут даже опаснее для тех кто снизу.
Однако переживать по данному поводу оказалось не нужно — парта, которую Ооги-тян швырнула в окно, как ни в чём не бывало отскочила обратно, будто резиновый мяч брошенный в стену, и полетела на пол, разбросав всё содержимое — учебники, тетради, пенал — вокруг себя. Похоже, владелец парты оставляет в школе кучу учебников — слово «катастрофический» будет отличным эпитетом к получившемуся беспорядку. Парта ещё два раза отскочила от пола и остановилась ножками вверх.
На стекле не осталось ни царапинки.
Кстати, из вещей, вывалившихся на пол, ни одна не сломалась или даже чуточку порвалась. Результатом метода Ооги-тян «грубая сила» стал вот такой итог, который не принёс никаких результатов.
— Если собираешься кидать парту, то можно было хотя бы пустую бросить, чтоб потом не убирать...
Вообще, вместо стола не легче ли кинуть стул, он же куда легче? Сломается всё равно стекло, так что без разницы особо, что кидать, главное не голыми руками. Но даже так вопрос, почему стройная девушка выбрала бросить парту остаётся открытым. Однако мои вопросы вскоре получили ответ.
Ооги-тян подобрала шариковую ручку и пошла к классной доске. Девушка словно специально бросила парту, чтоб достать ручку, убила двух зайцев сразу, так сказать. Это одновременно и рационально, и безумно. Только разрешился один вопрос, как тут же добавился новый: что вообще она намеревается делать ручкой? Раздался скрип. Стоп, она же только что ручку подобрала, но на доске же мелом писать надо...
Ооги-тян не потеряла ни единой секунды. Она воодушевлённо зачеркала по классной доске ручкой. Естественно, ничьи нервы не выдержат этот отвратительный, высокий скрип ручки, скребущей по классной доске, и в этом закрытом пространстве звук будет только сильнее, отражаясь от сте... Не было никакого звука.
В классе стояла тишина.
Сколько бы сил она не вкладывала, ни один взмах ручки, будто катаны, разящей в бою, не подействовал на классную доску. Следа чернил на поверхности доски тоже не обнаружилось. Может, мои глаза меня подводят, или ручка просто скребётся по воздуху.
— Бесполезно, значит? Хм.
— Что ты пыталась сделать, Ооги-тян?
— Как вы видели, грубая сила не работает, так что я попыталась треснуть стекло, используя высокие звуковые вибрации, — ответила она без малейших колебаний.
Девушка попыталась провести жалкое представление, собираясь разбить окно звуковыми вибрациями, но, похоже, план провалился. Однако Ооги-тян бросила ручку на пол, сохранив всё то же непроницаемое выражение лица, словно уже просчитала данную возможность заранее.
Пытаться выбить окно партой, а затем воспользоваться ручкой, вывалившейся из неё — всё это достаточно разумно.
Однако устраивать такой беспорядок в класс — не очень, и, обдумывая это, я начал наводить порядок. Ох, но моё желание прибрать этот таинственный класс — может ли это рассматриваться как разумное?
— Хмм...
После того, как я аккуратно сложил учебники и вернул их на место, мне заметилась подпись на содержимом парты — «Первый год, класс 3, Фукадо».
Так это класс первогодок? Я бы поверил написанному, но... перед входом в класс я не взглянул на табличку с именами. Я даже не уверен была ли она вообще. Но Фукадо? Разве это такая распространённая фамилия в здешних местах?
— Арараги-сэмпай, простите, что отвлекаю от работы, но не могли бы вы подойти на секунду? — прервала мои размышления Ооги-тян.
Я хотел ответить ей, что эта уборка вышла из-за её небрежного поведения, но ноги принесли меня к тому месту, где ранее я боролся с дверью, откуда меня подозвала Ооги-тян.
— А, нет, не так, шаг назад, пожалуйста. Чуть правее, нет, это уже слишком, вернитесь влево. Так, полшага назад и можете выпятить грудь?
Такая точность... Понятия не имею, что она собирается делать. Ну, я понятия не имею и что она сейчас делает — бросила парту в окно, заскребла по классной доске, я думал, она уже отказалась от своих агрессивных попыток. Ну какой вариант ей ещё испытывать? Ещё один экстраординарно насильственный план побега.
Только я подумал, что она нагнётся, как Ооги-тян изо всех сил вдарила мне локтём в солнечное сплетение. Сработали рефлексы и меня стошнило.
От удара я перекувырнулся в воздухе, едва не задев головой дверь, и тяжело рухнул на пол.
— Кх... Кха... Что... ты... Ооги-тян... делаешь...
— Хм. Бесполезно, как я и думала, — беззаботно проговорила она, лишь коротко взглянув на мою с трудом ловившую ртом воздух фигуру.
— Мне было интересно, может ли дверь разъесть желудочный сок. Физическое воздействие и вибрации не возымели никакого эффекта, так что может кислота бы сработала — вот что мне подумалось. Но, похоже, и этот вариант не принёс плодов. Дверь только чуть испачкалась. Даже если дверь разъест, такой малюсенькой дырочки нам не хватит, чтобы сбежать... Вытрите это позже, хорошо?
Так ты хочешь сказать, что целилась мне в желудок, а не в солнечное сплетение? Так ты собиралась, чтобы я блеванул желудочным соком на дверь? С этим её лишённым всякой наивности выражением лица кажется, будто я через всё это прохожу, чтобы испытать её сумасбродные идеи. Эта девушка... почему мне вдарила девушка, с которой я только недавно познакомился? Что за удача у меня такая?..
— О, простите, не больно?
Беззастенчиво спросила она, но на самом деле это взбодрило меня, дома условия жёсткие, и я уже привык к такому насилию... Я привык к тому, что меня бьют в живот, что это за условия дома у меня такие?
Это не карма, а обычная жестокость.
— Ничего серьёзного, — отмахнулся я, поднявшись.
Проявлю сдержанность и надёжность к своей кохай, и её отношение ко мне изменится.
— Вот как? Чего и стоило ожидать от вас, Арараги-сэмпай. Ну, я бы могла и сама выблевать желудочный сок, но это будет неприглядно. Арараги-сэмпай, вы же определённо из тех, кто лучше выблюет желудочный сок сам, чем позволит сделать это девушке, я права? Думаю, я могла неправильно рассудить ваш характер.
— Спасибо за такую внимательность ко мне. Я действительно из тех, кто лучше проблюётся сам, чем даст сделать это девушке.
Характеры на самом деле не разделить на типы, и типология по «блюёт желудочным соком» довольно эксцентричный способ деления, но чтобы ответить Ооги-тян, я подобрал наиболее подходящий ответ и выдал его. Всё-таки сложно было это проговорить — её улыбка или выражение готовности положиться на своего сэмпая могли выбить меня из равновесия.
Чувство неловкости не проходило.
Несомненно она испытывает то же чувство, хотя внешне это не проявляется ни капли.
— В любом случае ни окна, ни двери не сломать. А стены нам проломить попросту нечем.
— Была бы у нас взрывчатка, эх, — опасно отозвалась Ооги-тян.
Если ударила она меня без колебаний, то будь у неё ружьё или бомба, эта девушка ни секунды бы не думала перед тем, как использовать их. В любом случае идею разрушения стен придётся оставить. Думаю, оставаться здесь ещё слишком небезопасно.
— Ничего не поделаешь, слишком это затянулось. Мы пытались сбежать, но самая большая наша в проблема в психическом стрессе. Давай подождём помощи снаружи, Ооги-тян. Камбару всё равно должна знать, что мы здесь, — предложил я спокойным голосом.
Это всё, что я мог сделать: выдать эти слова, нацепив улыбку.
Если честно, за всё это время я волноваться не начинал. Важнее дать ей ощущение безопасности, и, по правде говоря, мне просто хочется показать ей свою добродушность. Ооги-тян заперта в тесном помещении с парнем, с которым только познакомилась, и это ставит её в довольно небезопасное положение. Принимая это к сведению, даже этот удар локтём можно понять, как готовность к опасности.
В любом случае, думаю, её поведение до этого — это проверка надёжности человека, стоящего перед ней. В принципе проверяла она меня или нет, ничего я с этим не сделаю.
— Интересно... — спокойным тоном начала Ооги-тян, которую, казалось, ничто не заставит беспокоиться. — Как большая поклонница Камбару-сэмпай мне хочется не терять надежды на её помощь, но, боюсь, вероятность на это мала.
— М? Почему это? Если после школы вдруг без следа пропало двое людей, тут любой, даже не Камбару, забил бы тревогу.
«Тревога» это, наверное, несколько преувеличенно, потому что мои одноклассники уже, наверное, привыкли к моему частому отсутствию. И Сендзёгахара с Ханэкавой в том числе. С другой стороны, если Ооги-тян, переведённая ученица, исчезнет, как только пришла в новую школу, это определённо вызовет подозрения.
— То, что кто-то забыл портфель в классе более вероятно, чем то, что кто-то ещё не ушёл. Тогда рано или поздно они должны вернуться.
— Вы действительно рассчитываете, что кто-то придёт и спасёт нас, Арараги-сэмпай? Любой, кто забредёт в класс, сможет стать нашим спасением, но даже тогда...
— ...
— Простите, это было грубо. Просто у меня такой принцип. Тут ничего ни со мной, ни с вами не поделать. Оставим это, Арараги-сэмпай, нет ничего плохого в том, чтоб полагаться на друзей, но сперва стоит попытаться самому решить свои проблемы. Потому что...
Ооги-тян указала пальцем в место над доской, где висят часы, и, когда я взглянул на них, я остолбенел.
Стрелка часов.
С того момента, как мы зашли в сюда, она не сдвинулась ни на секунду. Должно пройти уже больше часа с тех пор, как мы попались в ловушку этого класса, и в этом классе не прошло ни секунды.
— Конечно же, это не из-за того, что батарейка села, — высказала Ооги-тян, ухмыльнувшись от уха до уха.

Комментариев нет:

Отправить комментарий